Tael
Название: Смерть генерала Зеро
Переводчик: Tael
Бета: Tadanori
Оригинал: Megan McAlistair, "Der Tod von General Zero", запрос на перевод отправлен
Ссылка на оригинал: Der Tod von General Zero
Размер: драббл, 984 слова (оригинал)
Пейринг/Персонажи: Зеро
Категория: джен
Жанр: дарк
Рейтинг: PG-13
Канон: "Заколдованное королевство"
Краткое содержание: следует из названия
Примечание/Предупреждения: авторское примечание к переводу на английский: Зеро остался один на один со своими демонами и понял, что его единственный шанс спастись... это Уайт Кейн. Краткий эпизод постканона.

Я пойман.
Пойман, заперт, не могу выбраться.
Все, что доступно моему взору, – лес. Лес сквозь стекло иллюминатора.
Звери приходят и уходят, обнюхивают мою железную тюрьму и трутся об нее. Один из кабанов даже атаковал мой саркофаг.
Наивный зверь, решивший, что сможет сломать чудовищное творение рук человеческих. О нет, я знаю, насколько прочна эта вещь. «Сделано на века», – всегда говорил я своим жертвам. Каким ужасом наполнялись их глаза, когда я хвалил конструкцию…
Есть люди, которые не сопротивляются, они молят о пощаде и трясутся от страха. Но таких людей я не запирал в саркофаги, это ничего бы не дало, они стали бы еще ничтожнее. Нет, я хотел ломать сильных людей, превращать их мир в руины и наблюдать, как их железная воля разлетается на осколки, словно изящная стеклянная фигурка на каменном дне пересохшего колодца.
Колодец всегда был моим любимым символом отчаяния.
Когда я был ребенком, я часто сталкивал в старый колодец детей, которые мешали мне или просто были слабее. С дьявольской улыбкой я ждал, пока кто-нибудь придет им на помощь, и тогда я колотил обоих. Не было ребенка, который бы не боялся меня.
Но я не всегда был таким.
Мне было почти три года – белокурые локоны, ангельская улыбка, весь мир был у моих ног – когда родилась Лили. Лили, моя маленькая хрупкая сестра. Она была гордостью нашей семьи, все любили ее, мои родители были безмерно счастливы, а я совершенно осознанно принял на себя роль старшего брата. Я дурачился с ней, если она капризничала; пел ей песни, когда она не могла заснуть, а мама была занята по хозяйству. Позже, когда она уже могла бегать, я брал ее играть с другими детьми. Я гордился ею и всегда защищал, когда кто-то злил ее, толкал, отнимал игрушку или доводил до слез. Я был самым лучшим старшим братом в мире. Но за две недели до ее третьего дня рождения, когда я учил ее играть в мяч, она начала покашливать. В этот день Лили ничего себе не повредила, лишь один раз споткнулась и упала. Я так и не понял, что случилось. Обеспокоенная мама отнесла сестру к лекарю. Болезнь оказалась неизлечимой, Лили день ото дня становилась все бледнее и бледнее, и три месяца спустя тихо умерла под вечер.
Мой мир рухнул. Я ничего не понимал. Мои родители были убиты горем, но скрывали от меня свои чувства. Другие дети погрустили пару дней, а потом стали играть дальше, как будто бы Лили никогда не существовало. Это меня бесило.
Они просто отодвинули воспоминания о моей маленькой сестре в сторону, они просто забыли её.
Я не мог этого так оставить. Настал день, когда я начал толкать детей – грубо, стараясь уронить. Я изливал на них свой гнев, видел в каждом их движении, каждой улыбке угрозу памяти Лили.
Их боль стала моим наслаждением, их отчаяние доставляло мне удовольствие. Разгневанный мальчик стал офицером, колодец – железным саркофагом.
Теперь я сам заперт в саркофаге, я сам сижу в колодце. Но сейчас все по-другому: Кейн сказал, что вернется. Для него саркофаг был единственной альтернативой моей смерти, хотя, наверно, не самым лучшим выходом. Если я избивал других, то он пообещал мне свободу, Кейн - не я.
В моем поле зрения появляется кролик. Он светло-коричневый и жует лист одуванчика.
Нет, Кейн не такой, как я. Он дал мне шанс стать лучше. Он верит, что я могу стать другим, что тот хороший брат, каким я был, еще дремлет во мне, и я должен только разбудить его. Я не принимал эту часть себя, подавил, заткнул кляпом и заковал в цепи. Кейн приблизился ко мне и показал ключ от цепей, которые я ношу на себе.
Жив ли вообще во мне тот забитый ребенок? Можно ли сделать его сильным, чтобы он вел меня?
Мне нечего терять, зато есть, что выиграть – мою жизнь.
Что-то во мне оборвалось, узел в моем сердце лопнул. Горячая жидкость бежит по щекам, и я не сразу понимаю, что это слезы. Я не плакал с похорон Лили.
Я свободен. Мое тело дрожит, я чувствую себя слабым и уязвимым. Я благодарен моей тюрьме: она защищает меня. Она единственное, что удерживает мою душу от распада. Сейчас я, маленький мальчик, снова ощущаю солнце на коже и чувствую что-то похожее на тепло каминного огня где-то глубоко внутри.
Я вспоминаю день, когда я сделал фамилию своим прозвищем. «Называй меня Зеро, потому что у тебя нет шансов на победу», - высокомерно говорил я. Сейчас это вызывает только грустную улыбку.
Меня победили, младший Кейн поймал меня, а старший Кейн освободил.
Я могу почувствовать свободу каждой косточкой, и скоро я по-настоящему стану свободным. Я считал дни, видел, как среди ясного дня сгустилась тьма и как она развеялась. Они победили, они вернутся за мной.
Я не хочу думать, что его могли убить, и я навсегда останусь в заточении. Это невозможно.
Кейн пережил встречу со мной, и это он тоже переживет.
Освободитель, всадник, железный человек… Такие, как он, так просто не умирают. Он не погиб, эта уверенность живет глубоко в моем сердце. Я знаю, это звучит глупо, но это так.
Я слышу топот копыт.

@темы: перевод, драббл, джен, Зеро, Zero, фанфик